СПЕЦПРОЕКТ. Записки путешественника

Заметки незрячего путешественника Олега Колпащикова

//Завтра продолжить не удалось

Завтра продолжить не удалось

Удивительный город Сан-Франциско и наша программа увлекла! Со всеми сижу в аэропорту в лаунж-зоне, через пару часов рейс на Лондон. С нами летит Айша из Омана, она останется в британской столице на день повидать сына. Мы же с Артемом двинем дальше, через Москву в Екатеринбург. Артем пошел прогуляться по аэропорту. Представляю, как он, скорее всего, мягко говоря, устал. В гостинице нас провожал Чо, он чуть всплакнул. С нами в аэропорт приехала Кэти, одна из четырех сопровождающих нашей группы. Три недели Кэти носила чемоданы, водила слепых на обеды, организовывала мероприятия. Каждое утро здоровалась, приговаривая: «Good, good, good». Из Сан Франциско она полетела не в родной Нью Йорк, а на встречу в Денвер, где сегодня жуткая непогода. Кэти не так давно, по моему сведению, исполнилось 72 года. Вот такие дамы в Америке!

Сан-Франциско удивил меня больше всех других городов и мест, где побывали. Удивительные природные, погодные, географические и политические условия. Западное побережье штатов, не самый большой город самого богатого штата Америки. Климат, как пошутил наш сопровождающий Фрэнк, «мягко экстремальный». Вроде бы и юг, но, Фрэнк говорит, как приходит туман, так промерзают до костей. Прекрасная природа для земледелия и землетрясений, которые уносят по 2500 человек за раз. Красивейшие ландшафты и акулы прямо в бухте, которые убивают в среднем 1 человека в месяц. Мягкое солнце, мельчайший теплый песок на пляже, и трехметровые волны холоднющей воды Тихого океана. Морские львы на лежбище прямо в порту, тут же заходит сухогруз с 1500 контейнерами. Город, где стартовала золотая лихорадка, город с районом Кастро, где вновь радужные стяги повсеместно. Город с самым большим Чайна-тауном. Это все Сан-Франциско! Представляете, как могут себя чувствовать местные жители и гости! Стоит все же отметить общую, как бы, «домашность» города. Экстрим если давит, то, как и погода, мягко.

Вчера на завершающей сессии программы вспоминали другие города и штаты. Вермонт с его самым крупным городом Берлингтоном. Там мы провели теплейшие четыре дня в одноименной гостинице «Green Mountain», в переводе на французский как раз «Vermont». Цветное население в тех местах редкость. Вообще население редкость. Как сказал водитель автобуса, встретивший нас, не так давно были времена, когда коров в штате было больше чем людей. Удивительно и то, что и в штате, где проживает 650 000 человек, есть отделение общества слепых и есть слепые с интересным опытом, которым они с нами делились на встрече.

Пару интересных моментов со встречи с местными слепыми. Во-первых, занятость, как и у нас, около 20 процентов. Во-вторых, детей приучают к белой трости с детства. Я спросил, когда они отпускают их самостоятельно в город, особенно школьников. Специалист общества сказал, что у них нет специальных школ, а вот в Массачусетсе в спецшколе есть тест, после которого студенты вольны идти в город с тростью. Есть такой у них хитрый перекресток, где сходятся 7 дорог, и если слепой студент одолевает ориентацию на нем, его отпускают на волю. Просто и гениально!

Еще один момент про слепых в Америке: я заметил, что эта часть людей с инвалидностью, как-то, может быть, по-особенному себя чувствует в этой стране. К примеру, в чем разница между слепыми и инвалидами, передвигающимися на колясках? Наши слепые Вермонтские коллеги, когда рассказывали про то, как они реабилитируют слепых, особенно тех, кто потерял зрение в зрелом возрасте, отмечали то, что крайне трудно людям переживать тот факт, что они не могут водить машину. Конечно, представляете, американец, который не водит свою машину и может передвигаться только на общественном транспорте? Вроде бы все в порядке, но культура есть культура: если ты не водишь свою машину, ты, ну как бы, не совсем полноценный. У тех, кто на колясках остается эта возможность, слепые до окончательной доработки Google-car этой возможности лишены.

Может быть, конечно, впечатления обманчивы. Но показалось, что у американских слепых есть легкий налет национальной неполноценности, точнее чувствуется обособленность мира слепых в отличие от людей на колясках. Кстати слепых на улице мы встретили только в университете Беркли в Калифорнии, люди на колясках встречаются повсеместно.

Это и правильно, слепых фактически намного меньше, а люди на колясках могут и должны быть активными. Конечно, нужны особые условия доступности для этой категории. Доступность людям на колясках — это принципиальный момент, в отличие от слепых.

Продолжаю писать в самолете родного «Аэрофлота» на рейсе «Лондон – Москва». До дома осталось часов пять дороги. Позади удивительно легкий перелет через океан, самолет «United airlines» был намного комфортнее лайнера «KLM», на котором летели в Штаты 3 недели назад.

Дорога туда — это не то чтобы «прошлая жизнь», это было невероятно далеко в прошлом. Столько воды и людей протекло!

Последней, с кем распрощались в аэропорту Хитроу, была Айша из Омана. Пару теплых слов, пару рукопожатий и по домам.

Что еще хочется вспомнить о Вермонте. Вечером в гостиничном номере у Рано из Таджикистана все представили свои страны и организации, прочитали стихи на родном языке, кто-то спел, Рано станцевала, кто-то был в национальных одеждах. Родина – великая вещь!

Когда я показал дорогу в лесу под Берлингтоном жене Ольге по Скайпу, она сказала, что пейзаж практически не отличим от дороги в Челябинск. Плюс в Вермонте было в те дни до минус 8 градусов, днем шел снег. Многие в нашей группе, особенно представители «черного континента», видели и чувствовали на себе свежий снежок в первый раз в жизни.

Редко, когда американца можно удивить чем-то американским, но у нас поучилось. Разведка, проведенная в местном «Liquor store», так называются алкогольные магазины, выявила уникальный напиток «maple bourbon», что значит «кленовый виски». Почти всем известно, что в этих местах на границе с Канадой, как и в самой Канаде, один из главнейших продуктов – кленовый сироп. А вот про виски мало кто знал, поэтому в моем номере создался определенный круг, точнее поток фанатов этого приятного напитка. Удивительно вкус бурбона сочетается со вкусом кленового сиропа. Важный факт отметил и Марсело Гандария, один из наших четырех неизменных сопровождающих: после кленового виски на утро никаких побочных неприятных эффектов.

В этом же номере удалось мне приготовить домашний суп, которым угостили всех на мужской вечеринке и который потом, уже втроём с Артемом и Марсело, доедали в обед в последний день в Вермонте.

Марсело, аргентинец по происхождению, невысокий, бодрый, крайне деятельная персона. «Крайне деятельный» – неправильная характеристика для американского гражданина. Они все такие. Но все же Марсело отличается, чувствуются 24 года в армии. Сейчас это человек без недвижимости, он все продал и, видимо, лишился чувства «недвижимости» и внутри себя самого. Марсело путешествует по миру, подряжается в подобных проектах, фотографирует все, что у него на пути, знакомится с людьми, восхищается природой, живет полноценной жизнью.

Когда мы в Чикаго встречались с молодыми дипломатами и презентовали наши проекты американской молодежи без инвалидности, пытаясь завлечь молодежь, к примеру, в «Паруса духа», показали видео, где инклюзивная команда сражается в регате с погодой и коллегами. Презентация прошла не зря. Мы получили одну заявку на вступление в «Паруса». Правда, это был не совсем молодой, но все же дипломат Марсело Гандария. Он завёлся от видео и стал записывать даты ближайшей экспедиции. Все проходит не зря! Марсело нам крайне интересен! Во-первых, этот человек — живая постоянная «экспедиция»! Во-вторых, он и вправду дипломат, работал в посольстве США в Буэнос-Айресе, причем в культурном департаменте. А самое главное то, что этот человек может загораться идеей, чем-то новым и не только загораться, но и делать на пути конкретные дела. Поэтому Марсело нужен не столько «Парусам», сколько через «Паруса духа» всем заскучавшим на этой планете.

И мы движемся натурально в Москву, а в воспоминаниях из Вермонта через Чикаго в Сан-Франциско…

Самолеты, кстати, в Штатах, как и 20 лет назад, грешат опозданиями. От этого мы с Артемом и с Айшей из Омана пропустили хоккейные матч в Чикаго. Мы летели в третьей группе и задержались на почти три часа. Чтобы не расстраивать друга из Омана, я «на себе» показал ей, как играют в хоккей, обязательно с дракой.

Группа привыкла к нашему юмору. Бергур из Исландии, когда его с колясочниками загружали в конец автобуса, часто выкрикивал с галерки: «Олег, давай русскую шутку!». Чжоу из Китая по этому поводу пошутил: «Чем отличаются русские шутки от исландских? Русские короткие и смешные, исландские длинные, на целых полдня, и не смешные».

У каждого в группе элегантно проявлялась своя роль и особенности. В начале каждой встречи все представлялись в кругу, когда очередь доходила до Риты, никто не мог сдерживать восхищенный смех после ее слов нараспев: «Hello I’m Rita from Ghana!» Привыкли мы и к элегантным опозданиям доктора Али из Танзании. Когда готовили плов в моем номере с Рано из Таджикистана доктор Али опоздал на сутки, но отметил вкусовые качества той небольшой горки риса, которая осталась после вечеринки. На этой вечеринке мы записали множество скороговорок на разных языках мира. Лидировали, конечно, китайские в исполнении Чжоу. Интересно как переводится Чжоу с китайского?

На вечере чикагской таджикской кухни проявил себя Билл Сент Джонс, еще один сопровождающий группы из числа американцев. Как он сам себя идентифицировал – янки. Билл хорошо говорит по-русски и по-китайски, конечно же, начитан, служил в военно-морском флоте США. Что и доказал в тот вечер! Билл мастерски пародировал переговоры по рации китайских и японских летчиков, прямо с шипением рации. Мы лежали на полу! Билл – это парень с лёгкой сумасшедшинкой, обязательно очень хорошей, и с нестираемым налетом альтруизма. Ему, наверное, частенько кажется, что он к примеру, зря предложил в очередной раз свою помощь и услуги. Не зря – Билл, эти, лишние на первый взгляд, движения обязательно зачитываются там, где следует!

Начали снижение на подлете к Москве.

Остается, может, вспомнить еще моменты из Сан-Франциско. Сразу вспоминается самая важная встреча за всю программу (говорю так не только от себя, со мной согласился, к примеру, доктор Али из Танзании). Во время визита в университет Беркли первая встреча была с Полом Хипполитусом, специалистом по работе со студентами с инвалидностью. Пол через месяц выходит на пенсию. 29 лет он проработал в Федеральном министерстве труда в Вашингтоне, отвечал за трудоустройство инвалидов. 10 лет работает со студентами с инвалидностью в Калифорнийском университете. С чего начать рассказ о встрече с Полом? Ну, наверное, с честности и трезвости анализа человека, у которого позади работа, а впереди заслуженный отдых и что-то еще. Так вот Пол заявил, что всю жизнь он посвятил трудоустройству людей с инвалидностью, и его служба в Федеральном министерстве привела к тому, что количество нетрудоустроенных инвалидов сократилось с примерно 30 до 20 процентов.

Пол, когда пришел на работу в университет, стал задавать студентам с инвалидностью вопрос: «Чем ты планируешь заниматься после учебы?» Самый распространённый ответ был: «Пойду продолжать образование». Про реальную работу люди с инвалидностью боятся даже загадывать. Но Пол, по его словам, продолжил перенаправлять фокус внимания студентов и руководства университета исключительно на то, где и как будут работать выпускники. Перед летними каникулами он ввел в моду вопрос: не «где ты будешь отдыхать летом», а «куда ты наймешься на работу для практики».

На первых встречах со своими студентами с инвалидностью абсолютно здоровый человек Пол заявляет и пишет на доске: «Инвалидность — это нормально!» И когда проходит первая фрустрация, Пол говорит открыто в лицо и пишет на доске: «Инвалидность — это актив!» И дальше продолжает: «Инвалидность — это часть разнообразия!» Помним, что разнообразие – одна из основных ценностей в США.

Прежде чем думать о работе, говорит Пол своим студентам, научитесь одеваться прилично и помните, что ваши профессиональные навыки в интервью с работодателями занимают лишь седьмое место в перечне приоритетов. До этого идут вопросы о вашем конкретном опыте в лидерстве, в решении возникающих проблем, коммуникационные навыки, опыт работы в команде. Трудно предать ту уверенность и, наверное, радость в словах Пола, когда он делится своим опытом. Он точно нащупал ключевые и самые полезные моменты. По его словам, всем просто нужен фокус внимания на будущей работе, остальное сложится.

В начале встречи Пол так и сказал, что мы должны отдавать себе отчёт, что в реабилитации инвалидов и вообще во всей деятельности этой части общества, трудоустройство — это, скорее всего, единственный правдивый критерий успешности. Если мне не изменяет память, Пол за годы работы со своими студентами довел уровень трудоустройства до более, чем 50 процентов, а количество студентов с инвалидностью в лучшем университете Калифорнии с 1 до 11 процентов. Кроме того, Пол имеет свой он-лайн курс в Интернет и готов консультировать специалистов по всему миру. Вот это настоящая ценность, настоящее богатство!

Когда Пола спросили про борьбу за права инвалидов, он ответил, что понятие прав инвалидов должно идти вместе с понятием ответственности. Про физическую доступность на этой встрече практически не упоминали.

Эта встреча резко контрастировала со всеми другими встречами в Штатах с представителями других НКО, правительственными организациями и образовательными институтами. Ради этой одной встречи стоило ехать в Штаты!

Попробуем включить уникальный опыт, уникальные знания и мотивацию Пола в нашу, можно сказать, общую работу по реализации Extrability – особых способностей инвалидов к конкретной экономике ближайшего будущего.

Что еще было интересного в столице «золотой лихорадки»? Мы посетили известный бродвейский мюзикл «Wicked», совершили прогулку на катере по заливу с проходом под мостом «Golden bridge» и огибанием острова с легендарной тюрьмой «Алька-Трас», в которой содержался Аль Капоне. Наша гостиница располагалась на границе Чайна-тауна, поэтому вдоволь, кто конечно любитель, насытились китайской кухней, правда сильно разного качества. Кто-то справился, но некоторые желудки сильно «жаловались».

Вместе мы посетили первый в США Центр доступности Эдварда в Беркли. Красивое, абсолютно доступное здание со своей станцией подземки и паркингом стоимостью каких–то 52 000 000 USD. Все группы инвалидности получают услуги в этом Центре. Хочется отметить красоту и абсолютное отсутствие запаха инвалидов, которое часто встречается в подобных заведениях, причем в очень достойных странах и городах. Экскурсию проводила милая девушка на двух протезах, которые мы не сразу и заметили. Внутри – длиннейший пандус по кругу. В конце экскурсии Бергур, под наше улюлюканье, скатывается по нему вниз на первой космической скорости на своем кресле.

Мысль, возникшая в том Центре, про универсальный дизайн. Кратко поясню для тех, кто не знаком с термином: универсальный дизайн приходит к нам в жизнь как продолжение доступной среды. Только главный принцип универсального дизайна в том, что каждое изменение, которое мы вносим для одной группы инвалидов или другой группы с ограничениями, должно быть, как минимум, не вредно, а в идеале как можно полезнее всем другим участникам общественных процессов. Поэтому сотрудники Центра с интересом рассказывают о тех решениях, которые приходили на стыковке интересов слепых и колясочников, к примеру. Как находили и реализовывали компромиссы. Правда, это очень интересно и облегчает жизнь инвалидов. Центр так и называется – «Доступная жизнь».

Я хочу к этому добавить и основную функцию дизайна. Напоминаю, что комфорт — это не основная его функция. Основная функция дизайна — это направление мозгов человека, его творчества в выбранную сторону развития. Самое важное и интересное в дизайне — это те параметры и формы внешнего окружения, которые задают правильное направление мышления в сторону развития человека. Правильный дизайн «сносит» крышу в правильную сторону. Ты не можешь после этого воздействия жить по-старому. Ты прямо внутри начинаешь себя чувствовать другим, более современным, модным, готовым на свершения и победы.

Универсальный дизайн все же съезжает в сторону комфорта. Люди, которые создают универсальный дизайн, «в голове» в первую очередь отправляют людей с инвалидностью в парк, на концерт, заняться досугом, может немного физкультурой, шопингом и т. д. А теперь давайте вспомним Пола и его отношение к занятиям людей с инвалидностью. Представим человека с инвалидностью, идущим на работу, на учебу, пытающегося созидать и не только для себя. Какой дизайн должен окружать такого человека? Комфорт, конечно, должен и обязан присутствовать, комфорт и доступность. Когда мне удалось с Полом обменяться, уже на ходу после мероприятия, мнениями, у нас быстро возник вопрос: доступность для чего? Это, правда, важно! Дизайна не может быть для всего на свете одновременно. У него должна быть цель. Наша цель: реализация как можно большего потенциала людей с инвалидностью, людей с ограничениями, людей старшего поколения, детей, женщин и других людей, чьи силы пока глубоко под землей, как когда-то золото штата Калифорния.

Золото мы научись добывать и использовать. Потенциал инвалидов — это новый вызов для мыслящих и деятельных людей во всем мире.

Вот пошли лозунги. Видимо от подведения уровня оставшихся сил. В это время в самолёте села батарея и у компьютера. После чего я просто включил Бориса Гребенщикова и надел наушники. Когда самолет приземлился в родном «Кольцово», мы с Артемом пожали руки друг другу. Вдруг я осознал, что мы провели вместе три недели. Артем произнес, что эти три недели как хорошие «Паруса духа», имея ввиду нашу экспедицию.

«Будем теперь стараться, чтобы след от американской поездки стал полезным по все стороны всех океанов», — дописываю я, сидя спиной к окну, за которым баня, весенняя трава и елки Верхней Сысерти. Через 40 минут выдвигаюсь в город.

Благодарю за помощь в организации поездки:

Сару Саперстейн, вице-консула США в Екатеринбурге по вопросам культуры, образования и прессы

Юлию Григорьеву, помощника Генерального консула США в Екатеринбурге по вопросам образования и культуры

Сергея Локтионова, сотрудника Professional Development Office Public Affairs Section, посольство США в РФ

By |2019-02-10T18:05:08+05:00Сентябрь 11th, 2016|Записки путешественника|1 комментарий

About the Author:

Один комментарий

  1. элина 26.09.2016 в 15:52 - Ответить

    спасибо большое .мне понравился ваше выступление в Уфе!

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.