СПЕЦПРОЕКТ. Записки путешественника

Заметки незрячего путешественника Олега Колпащикова

04.06 Заход в Калининград

Идем по каналу под мотором. Солнце жарит с правого борта. За штурвалом Гунтарс. Улдис отдыхает в каюте. В 13:00 в центре — официальная встреча «Парусов духа». Вчера шли из холодной Клайпеды. Исключительно холодной в плане погоды. В плане людей Клайпеда, как и прежде – теплое место. Утром 2 июля попрощались с Рейнисом. Ему было трудно уезжать после того, что мы вместе прожили и сделали. Картины «Живопись слепых», шведская селедка, фридайвинг, Рейнис нырнул с первого раза на 19 метров. Утренние купания в Вентспилсе, мастер-класс с зависимыми в Лиепае и около 800 миль – капитаном.

Шутили в Клайпеде, Рейнис может уйти как капитан и сразу записаться в «Паруса духа» как простой участник.

Утром 2 июля нас приехал поприветствовать российский консул Александр Грачев. Марк говорит, что фамилия знакомая. Вспоминаем, что Грачев – фамилия бывшего министра обороны. Консульство выделило бусик, и мы двинулись в общество слепых Клайпеды.

Дайна, руководитель, сорганизовала круглый стол. Больше всего интересуют вопросы передвижения с белой тростью и национальные кулинарные рецепты.

Пока пишу, подошел катер с операторами телеканала «Вести». Снимают наш заход в Калининград. Солнце печет. В Клайпеде 2 июля было 13 градусов и дождь. Катер с телевизионщиками дал сирену и отошел, нас качнуло волной. Предприятие общества слепых работает хорошо, лучшее предприятие в Литве, напомню, что в Литве трудоустроено почти 40 процентов людей с инвалидностью.

Я пригласил коллег в Россию в гости и на Конгресс в Африку.

После общества едем к новым знакомым в центр социального обслуживания. Познакомились на мероприятии в Лиепае. Снова круглый стол. Маша переводит Йоханнесу с Марком. Маша рада -она переводит в первый раз. Дамы из центра рассказывают о сервисах и услугах для людей с инвалидностью для пенсионеров. Говорят, что у них очередь на обслуживание. Обслуживание частично платное — средняя цена — 6 Евро в час. Долго с примерами обсуждаем мотивацию людей с инвалидностью.

Как все-таки замотивировать людей, дел для людей с инвалидностью полно, заниматься некому.

Сергей Амеличев зашел к нам сегодня на лодку с Александром Вахромеевым. Сергей и Александр – яхт-клуб «Ост-Вест», Калининград. Яхт-клуб организует мероприятия «Паруса духа» в Калининградской области. Александр уехал, Сергей идет с нами, с ним его шпиц. Сергей рассказывает по пути про яхт-клубы, про места, которые мы проезжаем, двигаясь по каналу. Гунтарс интересуется, как проходить границу.

В конце встречи в центре социального обслуживания интересуюсь, где купить кастенис и вообще спрашиваю, как эта вещь называется. Кастенис – это, действительно, вещь. Что-то наподобие сметаны с маслом и чесноком. Национальный литовский продукт, применяется с горячим вареным картофелем. Йоханнес спрашивает, где купить брезент для нашего кокпита. В центре нам выдают проводника — молодую девушку Викторию. Виктория говорит на английском и немецком языке, конечно, еще по-литовски. Вероника отвозит нас в национальное кафе в центре. Из блюд кроме литовского борща выделяю строганину по-Клайпедски. Йоханнес и Марк заказали строганину. Йоханнес поделился со мной бутербродом с этой рыбкой. Малле, Маша, Татьяна, Настя и Марк идут гулять по городу. Мы с Викторией и Йоханнесом — в магазин за кастенисом и тентом.

Вечером все встречаемся на катамаране. Приходят гости. Утром пригласили через местное радио, спасибо коллегам из информационной службы «Росатома»!

С общества слепых пришла Виктория с сыном, пришел новый знакомый Евгений, передвигающийся на коляске, пришел Сергей – сотрудник консульства. Сергей первый отправился на экскурсию в повязке.

Дольше всего я пытался вложить ему в руку шнур от рынды – корабельного колокола. Даю ему в руку и спрашиваю, что это? Он выкручивает свою руку из моей, неуверенно произносит – это крыса. И так полминуты, не меньше. Потом он звонит и поднимается наверх.

Женя на коляске уходит с борта предпоследним, по голосу слышно, он хочет в следующий раз пойти с нами. Видимо, это произойдет. Последней из гостей уходит Виктория с сыном Ноюсом. Мы обещали в центре обслуживания, что не украдем Викторию с собой и вернем ее в центр. У нас это еле получилось, мы как-то быстро с Викторией «спелись» и сплясались, я кружил ее на сетке впереди, когда прогуливал с завязанными глазами.

Еще один катер прошёл по правому борту с сиреной. «Ловер» пару раз качнуло волной.

Сижу размышляю, написать или не писать, о чем вчера говорили с Марком на переходе. Сомневаюсь, что получится достойно описать. Но попробую.

Марк продолжил свой рассказ, как его выбрали в международный брайлевский совет и как на совете представители из Азии и Индии жаловались, что у них в странах в плане работы со слепыми мало что происходит. Я решил поделиться мыслями и наработками последних двух месяцев.

Мы идентифицируем себя как культурные цивилизованные люди. Мы можем воспринимать другую культуру. Когда мы встречаемся с представителем другой культуры, мы понимаем правила поведения в этой культуре. Это может быть культура, связанная с религией, национальностью профессией. Что интересно, любой представитель другой культуры, которого мы встречаем не становится идеалом этой культуры. Мы всегда можем заметить изъяны, что-то не идеальное в поведении, словах и т. д.

Что мы делаем при встрече с представителем другой культуры в своей голове?  Учитывая, конечно, что мы культурные люди и как-то интересуемся другим миром. Так вот, в своей голове мы мысленно делаем свой идеал представителя встреченной нами культуры. Только мы понимаем правила, считываем их с поведения представителя, сразу за фигурой представителя мы строим свой идеальный образ. И, что еще важно, сразу начинаем действовать, чтобы достигнуть этого своего идеала. Мы можем улучшать встреченную культуру конкретными созидательными действиями, можем улучшать ее своей критикой, не важно позитивной или разрушительной. Главное, у нас появился свой идеал культуры, с которым мы сравниваем других представителей и на который мы ориентируемся, если в них находимся.

Примерно так я начал объяснять Марку. Конечно, сейчас слова другие.

Так вот, я сказал Марку.  Представь, если я, слепой, выхожу проводить семинар перед зрячими педагогами, к примеру, педагоги на автомате должны после того, как увидят мои действия, представить идеал культуры слепых, свой идеал, то есть они должны представить, как они будут лучшими слепыми, чем я. Это невозможно.

Человек не может представить то, чего у него не было в опыте. У зрячего человека нет и не может быть представления о счастливом успешном слепом. Поэтому люди без инвалидности воспринимают культуру слепых как культуру без будущего.

Это первый момент.

Второй момент в том, что культуру слепых могут создавать только слепые люди, а для этого нужно чем-то гордиться, что-то развивать, куда-то вкладываться. 99 процентов слепых людей в мире искренне считают, что им не повезло стать слепыми. В среде слепых людей в мире принято совершенно спокойно сожалеть о том, что они ослепли или родились слепыми. Удивительно, но слепые люди так спокойно говорят об этом друг другу и окружающим.

Чем тогда гордиться? Во что вкладываться?

В организацию помощи себе? В развитие навыков, которые возвращают в норму?

Если тебе невозможно вернуть или улучшить зрение, и ты стремишься стать как бы зрячим, это в 99 процентов случаев — проигрышная позиция. Исключения есть и одно из них — Марк Афран, который сидел передо мной в кают-компании.

Дальше я продолжил Марку про экстрабилити. Дополнительные способности, которые формируются благодаря ограничениям по зрению – это как раз то, чем мы можем гордиться, во что вкладываться, чем мы можем быть полезными окружающим.

То есть у нас есть платформа для создания культуры, на этой основе мы можем строить стратегии, касающиеся работы с людьми с инвалидностью.

Это краткое summary того, что я говорил Марку.

На входе в Калининград не удалось дописать. Продолжаю на следующий день. Мы только что пришли в Балтийск, привязались в центре города.  На соседней лодке громко играют морские песни. Собираются лодки на регату в Хель, Татьяна предложила кофе, я не отказался. Думал про вчерашнюю встречу в Калининграде, что было самое интересное и самое важное.

Визуально самое интересное, что нас встретили тортом – жареный поросенок. Автор идеи - Саша Вахрамеев – командор яхт клуба «Ост-Вест». Возникла небольшая путаница. Я сказал, что у Улдиса именины. Встречающие поздравляли его с Днем рождения. Улдис не стал переубеждать и прослушал песню Happy birthday to you.

Самое важное, что встречали старые знакомые — Инна из «Росатома», Инна не только организовывала, она приняла участие во всех мероприятиях прошлого года. Саша Вахрамеев, журналисты – телевизионщики, с половиной из которых знакомы.

Кстати, приятный сюрприз — корреспондент местного телеканала берет интервью у Марка на французском языке.

Ко мне подходит Алексей – заместитель министра социальной политики и напоминает, как мы с ним вдвоем гребли на байдаре в мае. Заносят Марину Куликову в коляске, с Мариной шли в прошлом году с Клайпеды в Калининград.

Зашли на борт, Улдис передал мне нож, разрезал поросенка, Инна помогла разложить по тарелкам. Подняли тост за прибытие и за любовь.

Не знаю, что написать про всех этих людей. Лет 20 назад было принято называть таких людей нормальными.

About the Author:

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: