24 июля 2013 (Екатеринбург) Инна Ли, деятельная участница «Белой трости», делится с читателями впечатлениями о недавней прогулке по городу с завязанными глазами, в которой её инструкторам стал президент социального движения Олег Колпащиков.

Revolution Slider Ошибка: Slider with alias Inna_Li not found.
Maybe you mean: 'extrability-domino' or 'about_rus' or 'bastone-bianco' or 'Extrability_Postcards_ru' or 'Youth_Incl_Games_RU' or 'sails_main'
«Июль. За последнюю неделю первый теплый день. Светит яркое солнце. Я и Олег стоим посреди тротуара, точнее на перекрестке двух дорожек.

Олег тотально незрячий, инвалид, если можно так сказать. Но, как он сам себя называет, инвалид он не простой, а продвинутый. А вообще, Олег Колпащиков президент социального движения «Белая трость», коуч, бизнес-тренер и просто большой души человек. И собрались мы с ним сегодня не просто так. Сейчас Олег поведет меня гулять по городу вслепую. Это значит, что очень скоро я завяжу себе глаза специальной светонепроницаемой повязкой, и мы пойдем. Сначала меня поведет Олег, а потом я поведу его.

Об участниках:

Инна Ли
Инна ЛиУчастница эксперимента
Инна является деятельным участником движения — руководит проектом ЭкстрАбилити, является организатором мероприятий «Белой трости».

 

Олег Колпащиков
Олег Колпащиков
Президент и со-основатель «Белой трости», руководитель Гуманитарной миссии «Паруса духа». Олег — полностью незрячий человек.
Лично для меня это стрейч. Зачем мне это надо? Прямо сейчас я в прямом и переносном смысле оказалась на распутье. Как в сказке: прямо пойдешь… направо… и налево… Вот только камня с надписью нет, вместо него Олег. Огромный. Величественный. Непоколебимый.

Чего стоим? Так путь выбираем, ну то есть я выбираю. Ну, в смысле жизненный,  тот который Цель. Только, не на всю жизнь, а на год пока. А Олег меня направляет. Как? Вопросами. А я на них отвечаю. Сама себе. Да все не то. Откуда знаю? Олег говорит. Он откуда знает? Так по голосу.

Я натягиваю повязку, и как только оказываюсь в темноте, как будто переместилась в другой мир. Исчезли дома, деревья, солнце. Уши стали улавливать каждый звук, каждое движение. Обоняние обострилось. Ощущение, как будто вздыбились все волоски на моей коже, как антенки.

Мы двинулись. Слышно только шум машин сбоку, как будто очень близко. Олег идет впереди, я за ним, держусь за его плечо. Вот процокали каблучки, торопятся. Нос улавливает легкий аромат духов (в обычной жизни я ничего  этого не замечаю). Я бодро и смело шагаю за Олегом. Это его город, и знакомые ему улицы, поэтому я не парюсь по поводу маршрута.

Олег спрашивает про моего отца. Отец. Никогда его так не называла. Папа. Папочка. Папуля. Папы не стало два года назад. Мне сказали, что он умер от четвертого инфаркта. Но я где-то внутри ощущаю, что его не стало, когда не стало рядом с ним нас, его дочерей. Мы с сестренкой вышли замуж и разъехались в разные страны. А родители остались. Я где-то прочитала, что родительский дом — это как маяк. Дети на него ориентируются, но не пристают. Папа нас очень любил. Любил, безусловно, слепо, ни разу не произнеся этого слова вслух. В нашей культуре это не принято. Но даже и без слов я знала, что он меня любит. Иногда мне казалось, что я и моя систер — весь смысл его жизни. Я знаю, что он всегда гордился нами, безмолвно, потихонечку, гордился тем, что у него есть дочери.  Он всю жизнь проработал на авиационном заводе токарем, со стороны казался суровым, серьезным молчуном, его даже побаивались мужики в цехе. На самом деле он был очень добрым, щедрым, отдающим и любящим.

Вот в таких теплых и благих мыслях, я не заметила, как мы дошли до перекрестка. Это понятно по шуму машин сбоку и спереди. Сердце ухает в пятки. Поднимается предательская тошнота. Вторая рука автоматически вытягивается вперед. Что она хочет там нащупать…

Мысль: все-таки мозг самая тупая часть тела. Что заложишь в него, то он тебе и выдаст. И единственная его цель — выжить. Он заточен на автоматизм. Все его функции направлены на выживание, и у него нет задачи сделать меня счастливой.

Жизнь — это путь, который интересно проходить по миллиметру.

Я чувствую, как Олег водит тросточкой, нащупывая бордюр или поребрик. Вот его рука скачет вниз… Все… Вот она… Дорога… Мысли лихорадочно начинают скакать: вдруг машина собьет, а если мы случайно пойдем не через дорогу, а вдоль и т.д., но снять повязку мысли не возникает. А это значит, всегда есть выбор. И я выбрала ДОВЕРЯТЬ. Доверять Богу, Вселенной, Олегу, водителям, пешеходам, а главное Себе.

Мы успешно пересекли улицу Сурикова. Вдох-выдох, вдох-выдох. Сердцебиение восстанавливается. Пять минут, полет нормальный. Слух улавливает кучу звуков, нос — разные запахи, но самое главное открытие для меня это кожа. Вот стало горячо правому плечу, ага, идём между домами, где нет деревьев. Вот прохладно стало — зашли в тенёк. А на перекрестке дорог, такой особенный сквознячок. Господи, я ведь ничего этого не замечала.

Вот первая лужа, я ее услышала. Тросточка Олега издала такой звук, когда чем-то тяжелым и тонким по воде. Обходим. Следующая лужа, и участливый пожилой женский голос направляет нас в обход. Вот щебенка под ногами, Олег о ней заботливо предупреждает. Судя по времени и продолжительности пути, скоро перед нами будет большой и оживленный перекресток — улица 8 Марта. Я вцепилась в Олега обеими руками и постоянно задаю вопрос: «Уже дорога? Уже дорога?» И в какой-то момент сама себе отвечаю: «Да, он-то откуда знает. Он в таком же положении, как и ты». Олег отвечает, что я пойму, когда мы дойдем до перекрестка. И точно… Я поняла по шуму… Шуму, который издает большой и частый поток машин. Я не решилась переходить. Да и сил уже не было. А ведь прошли всего ничего. Квартал.

Ну что… Моя очередь. Олег уверенным движением вручает мне трость. Каким-то волшебным образом с помощью него, я разворачиваюсь обратно. Тростью водить по асфальту легко…  первые двести метров. Но меня постоянно заносит вправо, видимо правая нога делает шаг больше. Скорость значительно ниже. Значительно. Вот родная лужа, я ее опять услышала. Вдруг, перестала слышать асфальт, и под тростью почувствовался мягкий грунт. Сошла с пути. Куда дальше? Растерялась. Олег берет мою руку и начинает водить тросточкой вокруг, ага, вот он знакомый звук. Выходим опять на твердую поверхность.

В голове мысль: Жизнь — это путь, который интересно проходить по миллиметру. Торопиться не спеша. Сделал шаг, сконцентрировался на ощущениях, поблагодарил себя, похвалил. Без оценки. Без сравнения. И еще шаг.

Бульк, и нога в луже… Как я ее пропустила? Ага, торопыжка, тростью перед собой водить нужно, а не на всю ее длину. Устала. Трость как будто свинцовая стала. Сообщаю об этом Олегу. В тайной и глубинной надежде, что Олег разрешит снять повязку, и я зашагаю, но не тут-то было. «Домой-то вернуться нужно», — безапелляционно, но при этом мягко сказал Олег.

Опять мысль: для чего мне выгодно снять сейчас повязку? Страх! Страх, что мне придется вести Олега через дорогу! Это же такая ответственность. Вот, что в моей жизни не работает. Вот из-за чего образуются «незавершенки», которые забирают так много сил и энергии. Из-за страха. В одном фильме главный герой говорил своему сыну: «Есть реальная опасность, а страх-это твой выбор». Можно выбрать бояться и не делать, и это не работает. А можно выбрать бояться и делать, а еще интересней делать то, чего боишься, и это то, что в моей жизни работает.

Заказать прогулку вслепую!

Хотите узнать, что Вы чувствуете, когда не пользуетесь зрением?

С нашими опытными инструкторами
Заказать прогулку вслепую!

Раз! И я опять на мягком грунте, рукой ощупываю что-то гладкое, похожее на заднюю часть автомобиля. В моем воображении она была вишневого цвета. Шум проезжающих машин как-то стал очень близко. Как будто ты стоишь на дороге. Вдруг Олег шепотом задает вопрос: «А может мы сошли с тротуара и идем по дороге?» Первая реакция — бежать. Но светлый разум быстро возвращается. Я бы узнала, если бы шла по дороге. Олег за плечи поворачивает меня в направлении тротуара. Помогают голоса и шаги прохожих. По ним понятно, где нужно идти. Вот нас пропускает машина и продолжает движение уже позади нас.

Вдруг по телу побежал холодок. Он такой особенный. «Перекресточный». Вот она, неизбежность. Вдох, дыхание перехватило. Движения стали лихорадочными и беспорядочными. Голос Олега приводит в чувство.

Мысль: В душе огромное чувство благодарности ко всем людям в моей жизни. Даже к этой незнакомой женщине, которая цоканьем своих каблучков направляет меня по верному пути. Человек не может один.  Мы люди растем только друг с другом. Когда являемся вкладом друг в друга. Когда поддержка друг для друга.

Какая широкая дорога. Нескончаемая. В ту сторону, когда переходила с Олегом, она явно была уже с ударением на У.

Ура! Трость спотыкается об долгожданный бордюр. Я это сделала! Без потерь перевела нас через дорогу. Хвалю и благодарю себя. За решительность и смелость.

Мысль: Доверие — это главное. Незрячие люди очень доверяющие. У них нет возможности контролировать все вокруг себя. Только один шаг перед тростью. И, когда они доверяющие, мир вокруг них доверяющий. По сути это касается не только незрячих, а всех людей. Это иллюзия, что я могу что-либо контролировать. А значит нужно доверять.

Еще пара метров и мы у исходной точки. Олег разрешает снять повязку. Я не решаюсь. Непонятное ощущение. Как будто не хочется возвращаться в этот суетный мир, в котором, бежишь по жизни с ощущением, что ты заложник этого нескончаемого жизненного кросса. А в повязке я ощутила свободу (СВОБОДА — С ВОлей БОга ДАна).

Я аккуратно и постепенно снимаю повязку.  Как будто переместилась во времени. Очень необычные противоречивые чувства и эмоции.  Все органы чувств восстановили свой обычный режим. С возвращением тебя, дорогая!

Утро следующего дня

Сегодня утром у меня было открытие: Поставить цели и идти к ним с закрытыми глазами.
Вчера, во время прогулки вслепую, несмотря на целый букет мыслей, эмоций, сопротивление, я была настроена только на одну цель: пройти этот отрезок пути. Мое тело, мои мысли были сосредоточены только на это. И достигла я ее, благодаря тому, что шла к ней и была ей привержена, несмотря на страх, препятствия и дискомфорт. А, не видя ничего, мой мозг узко сконцентрировался только на одной цели, не распыляясь и не отвлекаясь на кучу всего вокруг. И это тот инструмент, который в моей жизни работает.

Инна Ли